ЛЯЛЯ БОЕВА

Интервью для журнала Атмосфера, февраль 2008 года


Я росла диким волчонком. Все время исключительно сама по себе. Удовольствие мне не доставляло общаться ни с родными, ни с друзьми. Больше всего я любила бабушку Настю. Это был единственный человек, воспринимавший меня такой, какая я есть. У нас не было ничего более интересного, чем раскладывать карты. Их стала понимать раньше, чем азбуку. Раскладывала карты в любом порядке, прекрасно осознавая, что они обозначают не только счет, а еще имеют разнообразное толкование. Еще совсем маленькой придумывала истории с картами. Выкладывала их на столе и получался целый рассказ, нечто вроде сказки. Про короля, даму, пажей, слуг и воинов. Бабушка Настя, разумеется, поощряла мое увлечение.

Школа меня не интересовала совершенно. Считала, что дать она мне ничего не может. Советская политэкономия меня приводила в ужас, о съездах и речи идти не могло. Физика была чем-то непонятным для человеческого мозга. И на вопрос:

-Что такое электричество, и от чего оно происходит?, - смело отвечала:

-Происходит оно от лукавого, и явление сие бесовское.

Всегда любила литературу и историю древнего Египта. В этих предметах разбиралась превосходно. Могла с учителями спорить, до хрипоты доказывая свою точку зрения.


То есть комсомолкой вы не были?

Меня не принимали в комсомол, куда никогда не стремилась. И постоянно угрожали, что привлекут за антисоветчину потому, что я всегда открыто и ярко выражала свои мысли и ничуть этого не боялась. Если вызывали мою бабушку, она особо не церемонилась и могла сказать:

-Что на ребенка кидаешься как коршун, когда сама болеешь, и мужа у тебя нет!

У меня было свое знание. Однажды на уроке истории на вопрос: "Чего хотел Троцкий?", я сказала цыганским речитативом:

- Троцкий не хотел ни мира, ни войны, и, вообще, черт его знает! Определился бы сначала, а потом другим голову морочил!

Меня тут же выставили вон из класса к директору, который дал четкие распоряжения всем учителям:

-Родителей не надо приглашать, бесполезно, к доске больше не вызывать, ни дай бог, кто- нибудь услышит, нас же всех посадят!

Все терялись, но понимали, что возражать, несмотря на весь мой коммунистический атеизм, не стоит. Никто не настаивал на моих посещениях в школу. На мое полное отсутствие закрыли глаза. Позже мудрые люди подарили мне аттестат с одними четверками и пятерками.


У вас появилось много свободного времени. Чем же вы занимались?

Со мной очень любили общаться хиппи. Вид мой всегда был эпотажным: полуцыганский, полухипповский. Совершенно такой, как мне было комфортно. Рваные джинсы или длинные юбки. Хиппи имели привычку, если видели кого-нибудь в их понимании "клевого", снимали с себя фенечки, совершеннейшие произведения искусств, и дарили. Я это все цепляла на себя и смотрелась очень экзотично. Вплетала ленточки в волосы, носила огромные цыганские серьги ( до сих пор порваны мочки ушей от такой тяжести). Естественно милиция обращала внимание на нашу компанию.

Меня частенько задерживали, сажали в "обезьянник", но, спустя несколько часов, благополучно отпускали. Все происходило достаточно мирно, если не поступало указание свыше "всех гасить". Тогда было страшно: случались облавы, могли и побить. Я знала кучу московских подъездов, где можно было спрятаться от милицейских налетов, переночевать. Там даже были, как у охотников на зимовье, заначки с едой: сухари, сахар и всякий провиант.

Друзья меня очень оберегали. Я была не только самая маленькая ( мне было 14 лет), но не такая как все, может, где-то не от мира сего. Меня воспринимали как существо особого рода.

Всегда была самостоятельной и свободолюбивой. Когда изъявила желание жить одна, никто из родных даже препятствовать не стал. Поселилась на Первой Тверской -Ямской, в выселенном шестиэтажном доме. На последнем этаже была квартира более-менее приемлемая для жизни. Знакомые актеры из МХАТА поручились за меня участковому, и там даже не вырубили электиричество. В моем распоряжении было семь комнат. Собиралась самая разнообразная публика. Сейчас большинство стали известными людьми. Именно тогда мне был привит музыкальный вкус. Талантливые все были безумно. Самый шик считались записи группы "Doors" на убогих пластмассовых кассетах. Иногда Борис Гребенщиков и группа "Крематорий" давали квартирные концерты. Тогда со всех концов Москвы начинали сползаться люди, знакомые и не очень, но надежные. Подпольно озираясь, с оглядками. Все делалось тихо, не включая свет. Могли в любой момент повязать всех, а кое кого и по сумасшедшим домам распределить. Тогда это практиковалось. Думаю, что тогда "дома блаженных" были заселены людьми "нынче уважаемыми", было даже почетно, если человек побывал в "крезе". Народу набивалось огромное количество, сидели друг у друга на головах…И начиналось таинство, под названием "акустический концерт".


В четырнадцать лет сложно устроиться на работу. На что же вы жили?

Практически никто не работал. Но кормиться-то надо было. И мы придумывали самые чудовищные истории, выпрашивая деньги у прохожих. Надо было точно угадать, к кому подойти, чтобы тебя не послали и обьяснить как можно правдивее:

- Мы, на самом деле, инопланетяне, наш звездолет приземлился тут недалеко, в переулке. Мы бы и рады улететь, мы здесь чужие, но наш корабль заправляется исключительно портвейном.

Редкие прохожие не давали денег. А с едой было еще лучше. Я приходила в овощной магазин и трогательно объясняла:

- Мой хомячок умирает. Все взрослые уехали, я дома одна. Покормить бы его капусткой! Тетеньки, можно я у вас во дворе соберу листья, они же не нужны?

И эти хамоватые продавщицы не в силах мне были отказать. Напихивали в мешки капусты, морковки, и всяких овощей. Мясо было трудно добыть и поэтому считалось дурным тоном и "некайфовым" его есть.

Мы все, естественно, читали запрещенную литературу. Булгакова, Набокова, Селенджера. Распечатки продавали из-под полы за бешеные деньги на Кузнецком мосту. Один старый хиппи мне подарил издание, в котором было три романа "Мастер и Маргарита", "Белая гвардия" и "Театральный роман". До сих пор берегу эту распечатку. А самое ужасное, за что могли посадить-Аксенов. Тогда был очень популярен роман "Ожог", который считался совершенно антисоветским. Меня как-то остановили на улице. А в сумке как раз болтался томик Аксенова и пара газет "Русская мысль", что было само по себе подсудно. Сразу приехали кагэбэшники, окружили , стали распрашивать:

- Девочка, откуда у тебя антисоветская литература?

На все был один ответ:

- От верблюда

- А зачем тебе это?

- А надо!

В общем такое началось! Меня под белы рученьки- и в милицию. Начались допросы, просили подписать какие-то признания. Если бы у меня на тот момент был паспорт, я бы влетела по статье 70-ой за антисоветчину, и 71-ой- "клеветнические измышления на советский строй и советский образ жизни". Только благодаря связям моих родных и близких мне удалось избежать психушки.


Нужно было иметь очень серьезные связи, чтобы вызволить вас. Кто же помог?

Мой дедушка по папиной линии занимал достаточно высокий пост в государстве. Когда я была маленькая, к нам в гости всегда приходили самые разнообразные люди. Среди них был Андрей Андреевич Громыко. Всегда с удовольствием беседовал со мной.Он был очень импозантный и приятный мужчина. От него исходила такая хорошая энергетика. Как-то раз, будучи у нас в гостях, он подарил мне игрушку, маленького резинового мишку(до сих пор его храню). Я об этом вспомнила через много лет, но об этом позже...

В 90-ые годы меня очень любили бандиты. Они даже кличку придумали - Ляля Мерседес. Именно они самые благодарные мои клиенты. Я имею ввиду настоящих криминалитетов, о которых снят фильм "Бригада". Как-то мне понадобилось съездить в Питер. Я этот город просто обожаю. И мой приятель Миша предложил меня туда отвезти. Я разложила карты и вижу, что нас ожидает какое-то приключение на обратном пути. Миша персонаж очень колоритный. В адидасовских штанах, с голдой на шее в палец толщиной и с барсеткой. Все его разговоры начинаются со слов: "Не понял!". Съездили очень хорошо. Едем обратно... Навстречу выскакивает Камаз. Машина- в кашу, восстановлению не подлежит, а нам хоть бы что! Ни царапины. Мы с Мишей с трудом вылезли из груды дорогого металлолома, радостные сидим на обочине, курим. Подъезжает милиция:

- А где труп водителя?

Тут Мишино благостное состояние переходит в агрессивное и он бьет милиционера по лицу:

- Я не понял, кто тут труп водителя?

Милиционер, испугавшись, что он человека обидел и по морде получил, стоит совсем расстерянный и таращится на завязанную буквально в узел машину. Тут я подала голос:

- А я - труп пассажира!


Ляля, вы человек хрупкой душевной организации. Кто-нибудь из "авторитетов" подобрал ключик к вашему сердцу?

Моя первая и единственная любовь был Олег Быков. Его привели ко мне на консультацию. Несмотря на успешного и очень известного папу, он находился в трудном положении. У него не шли дела. Только он взглянул на меня, сразу сказал, что сделает все, чтобы люди, которым нужна и которые оценят способности, нашли меня. Всегда была антиобщественным элементом, меня всегда гоняли, а тут вдруг такое внимание! Олег настаивал, чтобы мы познакомились с его отцом -Роланом Быковым. Я человек достаточно отвязный и всегда пугает, когда нужно себя цивилизованно вести. Оказалось, что Ролан ничуть не лучше. Общение с ним для меня оказалось легким и приятным. Хотя Ролан был довольно злым и придирчивым человеком, я произвела на него хорошее впечатление. Он выгнал всех посетителей и запер кабинет изнутри. Кабинет был внушительных размеров. В углу стоял белый рояль, а на стенах - его собственные портреты в гриме из разных кинокартин.

- Ну, покажи, что ты умеешь, погадай мне!

О судьбе я просто постеснялась, мы стали беседовать о его делах. Ролан усердно кивал. И буквально завалил меня вопросами. Беседовали мы часа четыре. Потом он спросил разрешения посмотреть мои карты. Взял колоду в руки и сказал:

- Эти карты исключительно твои. Вы с ними единое целое. Других тебе не надо. Олег к тебе очень серьезно относится, он поможет. Но обещай мне, что никогда в жизни ты не будешь рекламировать себя! Кому нужно тебя найдут. С дураками не связывайся, учись отказывать. Ты должа говорить только правду людям, какой бы горькой она не была.

Потом он взял мою руку, долго рассматривал:

- Я тоже гадать умею. Сейчас все тебе расскажу. У тебя наступило огромное счастье и будет это продолжаться довольно долго, а потом вдруг все прекратится.

Посмотрел мне в глаза, вздохнул и продолжил:

- Будет тебе тяжело, но все наладится. Потом у тебя все будет хорошо. Запомни! Ты сильная, все выдержишь!

Ролан был первым и последним человеком, который гадал мне по руке. И все что он предсказал сбылось.

Счастье буквально накрыло с головой. Олег так гордился мной, будто я его творение. Оказалось, что другие люди тоже рады моему обществу. Меня никто не стеснялся, никто не шептался за спиной.

Внутри фонда Ролана Быкова, напротив входа в ресторан "Ностальжи", стоял стеклянный киоск. Ролан воскликнул:

- Как это красиво, цыганские юбки, манисты, браслеты и наша Ляля. Вечером садись сюда и к тебе народ будет валом идти гадать! Сынок, я знаю твою любовь к деятельности. Знай, Лялечке я разрешаю делать все! А тебе, если захочется коммерции, торговать можно красивыми свечами и благовоньями, кроме членов деревянных.

Все шло очень хорошо, пока на меня, в манистах и кольцах, не нарвался Музыкантский, тогдашний префект. Он вытаращился на меня, чего не терплю. Возмущенно сказала:

- Я себе цену знаю, а тебя впервый раз вижу! Чего смотришь? За карманом следи!

Тут моментально вылетел Ролан с поэтажным планом здания, схватил Музыкантского за рукав. Начал тыкать как Кутузов перед сражением в этот план, который отобрал Музыкантский и перевенул его, (Ролан от волнения держал его вверх ногами). После этого Ролан попросил, чтобы мы переселились на шестой этаж в кабинет. Там он дал всем указания:

- Лялечке не препятствовать, и, если она захочет, пусть хоть ракеты запускает. Гадание приносило неплохой доход.

Помню забавный случай. Пришла ко мне однажды женщина, с виду довольно приличная. Просит:

- Мне нужно погадать на одного человека, я его очень люблю, как сложится?

- Открываю карты и вижу, что точек пересечения у этих людей нет. Я не понимаю степень знакомства. Задаю вопрос:

- А какое у вас с ним общение? Не совсем понимаю!

- Понимаете, мы с ним не знакомы, но у меня с собой фотография его есть, правда не очень хорошего качества, из журнала...

Тут я насторожилась и вопреки своим принципам прошу показать портрет. Она достает бережно вырезанную фотографию Дмитрия Харатьяна...

После того как я попросила ее уйти, ко мне ворвался Олег, который, оказываетя подслушивал под дверью и предложил:

- Слушай, у меня с Харатьяном всегда были нормальные отношения, она же сказала: "Любые деньги". Давай заработаем! А с Димкой я договорюсь, он ее просто поцелует разок!

Я ругалась на него как стерва. Это был единственный серьезный конфликт.


Выходит Ролан доверял больше вам, чем собственному сыну?

Как-то Ролан вызвал нас с Олегом к себе и сказал:

- Я вижу Ляля так на тебя хорошо влияет, что разрешаю с ней ходить в рестораны.

Олег был хулиган. Однажды был выпимши и разгромил ВТО. Столы с едой летали по всему залу. Его забрали в милицию. Вызволял его Александр Митта. После разгрома в ресторане, Ролан жутко разозлился на сына и взял клятву, что тот никогда не будет появляться в приличных заведениях.

Любимым занятием Олега было ходить на прогулки. Вплоть до того, что звонили в домофон и спрашивали: "Здрасьте, а Олег выйдет". Как-то приходит с повинной головой:

- Знаешь, Лялечка, надо в милицию сходить.

Я заволновалась, думаю, вечер перестает быть томным. Приходим. А дежурные говорят:

- Да, Олег Роландович, мы прекрасно понимаем, что вы за справедливость боролись, но знаете ли после драки золотые коронки со снега собирать… Надо бы ящик коньяку принести, чтобы не заводить уголовного дела.

Я удивленно посмотрела на Олега, который просто сгорал от стыда. Вдруг он становится на глазах солиднее и громко начинает речь:

- Позвольте, как можно судить о человеке по такому поступку, я - сын своих родителей, я - интеллигент по наследству…

И тут встает старший из милиционеров и с трудом подбирая слова:

- Мы Вас очень уважаем, Олег Роландович, но, к сожалению, уже давно не испытываем иллюзий по поводу Вашей интеллигентности.

Олег любил выпить, но всегда выпивка красиво обставлялась. Он называл это "пиром". Нужен был обязательно повод. Накрывался стол, созывались гости, произносились тосты. Олег был чудесным расскзчиком. Все просто покатывались со смеха.

Моя любимая история, которую я всегда просила на бис: Спектакль "Красная шапочка", где его мама (Лидия Николаевна Князева) играла главную роль. И в тот момент, когда волк собирался съесть красную шапочку, Олег выбежал на сцену, начал бить этого волка, устроил истерику. Спектакль сорвал. Уже нарыдавшись, сидит в гримерке у Князевой, которая в гневе мереет шагами комнату. Заходит Фаина Раневская с беломориной в зубах:

- Деточка, ты зачем сорвал спектакль?

Олег всхлипывая:

- Волк хотел съесть мою маму!

Раневская затягиваясь папиросой:

- Идиот, кто бы ему позволил!

Олег был похож на мать во всем. Она была женщиной с непростым характером. Всегда знала себе цену и не могла терпеть похождения Ролана. После того, как они расстались, Ролан всегда очень тепло отзывался и трепетно относился к памяти о ней.

Елена Санаева ярко выраженно не любила Олега. Думаю, что просто ей было неприятно все, что напоминало о первой жене Ролана - Лидии Князевой, которую он сильно любил. Между Олегом и Санаевой постоянно происходила борьба за Ролана, и Санаева пользовалась очень подлыми приемами. Она везде выставляла своего сына от первого брака - Павла. Многие думали, что Павел - родной сын Ролана. Санаева прекрасная актриса, но как человек оказалась дрянь! Она делала все, чтобы задвинуть память об Олеге в самый дальний угол. Олег в свою очередь когда речь заходила о мачехе, стискивал зубы и говорил:

- Ненавижу Лену.

Больше всего Олег волновался, когда отец болел. Опасался, что может произойти с нами, если с Роланом что-то случится. Перед операцией Ролан приходил ко мне:

- Представляешь, разрешили установить камеру над операционным столом и снимать всю операцию. Заснимут мое пульсирующее серце. А потом я буду снимать фильм о войне и использую эти кадры. Как моя кровь течет через всю войну…

Я твердо говорила, что без операции он проживет еще три года. Он пытался меня переубедить, менял местами карты. Настаивать на чем-то я была не в праве. Ролан мне обещал, что как только он выйет из больницы, меня переселят из района на окраине Москвы в центр. Но из больницы он не вышел...

Ролан лежал в ЦКБ в кардиореанимации, считались буквально дни. Ночью, я спала, вдруг по всей квартире раздался пронзительно-гулкий звук лопнувшей струны. Я вскочила с совершенно четким знанием, что Ролан умер. Рано утром приехал Олег и сказал:

- Отец умер.

Олег был в ужасном горе. После смерти отца, я увидела как обошлись с Олегом. Его вышвырнули из Фонда. Наш единственный доход был мои карты. Олег умолял, чтобы нас оставили там еще хотя бы на месяц, чтобы мы могли раздать телефоны. Нам не позволили. Потом мне сказали знакомые, что это были напрямую указания Санаевой.

В последний день в Фонде Ролана Быкова в кабинет пришел сын Леонида Быкова, хотел нас как-то поддержать. И сказал:

- Я знаю, люблю и уважаю Вашу маму...

Вот тут Олега перекосило. Он встал и рявкнул:

- Моя мама умерла!

- Как же я очень хорошо знаю Елену Всеволодовну...

У Олега видно было как волосы на загривке вздыбились:

- Мою маму звали Лидия Николаевна Князева!

И выставил Александра за дверь. С тех пор мы больше ни с кем из актеров не общались. В доме никогда не включались советские фильмы и передачи с участием советских актеров. После смерти отца, Олег впал в жуткую депрессию. Он хотел от меня уйти.

- Я больше ничего не могу тебе дать. У меня нет ни папы, ни Фонда, ни кабинета. Ничего!


Но Олег же был прямым наследником?

Нам показали завещание, которое было датировано за два дня до смерти. Ролан лежал невменяемый весь в трубках, под капельницами. Был похож на восковую куклу. Как он подписал завещание я не знаю. Там говорилось о том, что оставляет все движимое и недвижимое имущество Лене и Паше. Я знаю точно, что он Олега очень любил и не мог так с ним поступить. Незадолго до смерти он взял с меня клятву, чтобы я не бросала его сына, берегла его.

Олег обиделся настолько страшно, что после смерти отца начал специально выпивать, садился за руль, нарывался на гаишников и говорил:

- Я сын Ролана Быкова! Сегодня полгода как он умер.

Он называл эти выходки: "Прокатить отца посмертно". Даже я не могла на него повлиять. Он мстил как мог. За то, что с ним так несправедливо обошлись. Он до смерти своей оставался маленьким мальчиком, которого недолюбили.

Наша подруга Наташа пригласила нас отдыхать в Феодосию. Я отнеслась к этому с восторгом. Олег обожал рыбалку. За полгода до этой поездки он начал что-то высчитывать в календаре. Начал мне какие-то указания, советы давать. Потом точно обвел в календаре число шесть и сказал:

- Раньше выезжать не стоит, а позже - нет никакого смысла.

Четвертого июня мы выехали из Москвы, а шестого...

Олег не ходил купаться, никуда не отъезжал будто чего-то ждал. Мы сидели на веранде, накрыли стол, ели вкуснейшую рыбу. Никогда не видела, чтобы Олег ел с таким удовольствием. Потом пошел разобраться с удочками. Мы с Наташей присели на крылечко с книжками. Вдруг Олег меня позвал:

- Мне что-то плохо, тяжело дышать!

Я села рядом с ним. Он сжал мою руку и как-то странно смотрел на меня.

- Ладно, иди проверь обогреватель, я там воду поставил греть!

Только отошла на три шага, вдруг поняла, зачем он меня отправил. Моментально развернулась, подбежала... Он уже умер. На похоронах из Фонда никто не появился. Помощи мне никто не предложил. Все сделали своими силами.

После его смерти я практически не вылезала с кладбища. Приходила и сидела, меня бульдозером нельзя было сдвинуть. Вся администрация кладбища меня жалела, что я там столько времени провожу. Как-то снится мне Олег, жуя какой-то бутерброд. И говорит:

- Мигающий желтый свет к тебе никакого отношения не имеет! Заруби себе это на носу.

На следующий день еду по шоссе. Вдруг внезапно зеленый све переключется на мигающий желтый. Педаль тормоза отжала в пол, а на встречу мне из-за поворота несется другая машина. Мы покружили друг вокруг друга и разъехались. Перед лобовым стеклом возникает лицо Олега:

- Тебе сказал, что не имеет к тебе никакого отношения! Второго раза не будет.

После его смерти я оказалась совершенно не приспособленной к жизни. Пила ужасный кофе, ела растворимые супы. Олег- мой ангел-хранитель. Я постоянно ощущаю его присутствие. Он сниться мне очень часто в тренировочных штанах, которые он просто обожал носить дома. Особенно фирму Адидас и каждый раз, когда он надевал тренировочные, всегда повторял один и тот же стишок:

- Кто носит фирму Адидас, тому любая баба даст!

Меня это просто выводило из себя. И я купила ему пумовские тренировочные. Похабные стишки прекратились.

Однажды вижу во сне Олега, он заходит на кухню, открывает холодильник и ворчит:

- Холодильник пустой, ничего нет!

- Олег, ты что совсем обалдел? Ты же умер!

- Подумаешь умер, ерунда какая.

Олег критично посмотрел на меня, выхватил банку кофе, метнул по столу:

- Клиентам своим эту дрянь наливай, когда погадать придут! А себе нормальный делай! Я тебе сейчас рецепт расскажу. Все очень просто, даже ты сможешь.

С тех пор я пью только такой кофе, который научил меня заваривать мой муж.

Я совсем уже дошла до того, что практически начала людей избегать. Принимала их только, чтобы на бензин хватало и кошек прокормить. Уходила из дома и моталась сутками напролет по городу под Рамштайн. Сдвинулась до такой степени, что стала находиться среди машин и разговаривать с ними, озадачивая хозяев. Целых три года меня подерживал на плаву мой мерседес, у него есть имя, его зовут Братан. Как-то в Новый год я поставила бутылку, накрыла стол для Олега, а сама от безысходности и тоски пошла к Братану, прихватив бутылку Хеннеси. Почистила от снега кузов:

- Сейчас выпьешь за Новый год, никогда, наверное пьяный не ездил?

Налила полную бутыль в омывательный бачок и прокатилась по Москве. Потом я поняла, что совершила ужасный поступок. Слиплись все трубки. Когда приехала в техцентр собрались все посмотреть и посоветовали:

- Ваш Мерседес мучается похмельем, мы сейчас всю систему прокачаем, но придется купить ему опохмелиться водки.

Что я и сделала, но когда я возле дома заливала водку в бачок, меня чуть не побили местные алкоголики. Мне пришлось и им купить бутылку.

Пять лет назад я похоронила мужа и находилась в достаточно плачевном состоянии. Жила как придется. Меня мало что интересовало, я находилась в замкнутом пространстве и выходила на улицу только после полуночи. Я благодарна судьбе, что в моей жизни появился Александр. Он посмотрел на мое жалкое существование и сказал: "Так жить нельзя! Я все беру в свои руки."

Надо было приходить в себя и жить по-человечески. За полгода я болела четыре раза воспалением легких, и Саша сказал, что надо меня везти на море. Оказалось, что у него просроченный загранпаспорт. Начили мы хлопотать о документах, ничего не получается, у Саши иркутская прописка, и это оказалось сложным. И тогда мне пришла в голову совершенно дикая фантазия:

- Единственный, кто нам сможет помочь-это Андрей Андреевич Громыко. Он был столько лет министром иностранных дел, имея при этом такую власть и возможности, давай просить.

Так как Саша привык ко всем моим выходкам, он отнесся к этому на полном серьезе. Я извлекла подарок Андрея Андреевича- игрушку, которую храню всю жизнь, усадили этого резинового мишку за стол, стали мы вспоминать об Андрее Андреевиче каждый вечер добрыми словами. Саша поехал и заказал ему заупокойный молебен. Я наделась, что он услышит вспомнит меня обрадуется и поможет…

Спустя неделю мне позвонили мои знакомые. Сказали, что есть прекрасная возможность получить загранпаспорт. И ровно к Сашиному дню рожденья обещали сделать его. Ну не чудо ли!



Из журнала "Лиза-гороскоп"













ЧАРОДЕЙСТВО РОЛАНА БЫКОВА


У Ролана Быкова был необычайный талант актера и режиссера. Об этом знают все. Но, оказывается, он обладал еще одним, совершенно уникальным даром, о котором знали только самые близкие люди. Вот что поведал о необычных способностях отца Олег Быков -- сын знаменитого актера. "Началось все это когда папа еще маленьким был. К моей бабушке пришла в гости соседка у которой недавно на фронте мужа убили. Посидели чай попили, и начала она на свою судьбу жаловаться, как она теперь одна детей прокормит, на что хозяйство держать будет. Маленький Ролан в это время раскладывал по столу игральные карты. Вдруг он поднимает голову и говорит "Идите домой, ваш муж вернется через три дня". Она ему: "Что ты миленький, этого не может быть. Мне же похоронка пришла". А он ей; "Идите домой и ждите, а к маме больше не приставайте". И действительно, на третий день крик, шум, гам – вернулся соседкин муж. С этого дня моего папу стали все донимать просьбами чтобы он погадал на картах. Он тогда еще ребенком был, но к предсказаниям относился очень серьезно, всем рассказывал, кто, кордазамуж выйдет, заболеет или вылечится. Поэтому бабушке моей все время приходилось самой за отца заступаться, а потом им и вовсе пришлось уехать, потому что ребенка совсем замучили.

Отец повзрослел, а дар этот у него не пропал. Я с детства помню что если отец что то говорил, его очень внимательно слушали. Потому, что потом всегда все обязательно сбывалось. Однажды в новогоднюю ночь мы всей семьей сидели за столом. Гостей никаких не ждали. И вдруг ни с того ни с сего отец, глянув в бокал с шампанским говорит: "Через минуту к нам приедет Райкин". Все посмотрели друг на друга и промолчали а ровно через минуту раздался звонок в дверь – пришле Аркадий Райкин. В другую новогоднюю ночь помню был еще один интересный случаи. Мы с отцом стояли около окна и рассматривали иллюминацию на соседнем доме. Вдруг папа говорит: "Сейчас загорится". Не успел он сказать как на втором этаже что-то вспыхнуло и начался пожар. А отец даже не удивился. В Новый год мы дома иногда зажигали свечи. Бывало, что кто-то окликнет отца за столом, и он резко обернется, глянет исподлобья, и все свечи гаснут. Когда мне исполнилось тринадцать лет, папа расстался с моей мамой. Но они продолжали общаться – отец писал ей письма. В основном это были поучительно-предсказательные послания, чаще всего в стихах. Помню, однажды он написал, что от маминой сестры уйдет муж. Никто в это тогда не поверил, но именно так все и произошло. Гадалка Ляля Боева поделилась впечатлением, которое произвел на нее Ролан Быков.

Сначала я познакомилась с Олегом. Меня попросили, чтобы я ему помогла - у него тогда плохо шли дела, и в кабинете невозможно было долго находиться. Я помогла. Через несколько дней Олег повел меня знакомить с Роланом Антоновичем. Тот взял мою руку посмотрел нанее и рассказал всю мою жизнь. Я была поражена не меньше Олега. Потом мы сидели и беседовали до позднего вечера. Быков очень заинтересовался картами Таро и попросил их показать. Я вообще-то никому их никогда не давала. Но тут не смогла отказать. Он взял их подержал в руках и говорит: "Чувствуется, что это именно твоикарты. В доме у тебя есть и другие колоды, но ты на них не гадаешь. И правильно делаешь. А если попробуешь, они тебя напугают. К тому же твои карты обидятся, что ты их предала. Если ты так, не дай Бог, поступишь, тебе придется обязательно перед своими картами извиниться. Я послушала, покивала но, честно говоря серьезно к этой рекомендации не отнеслась. Придя домой я все же решила проверить его слова. Взяла красивые коллекционные карты Таро и стала выбрасывать по три из каждой колоды на стог. Выпали самые страшные. Я разложила карты снова. Результат тот же самый. Тут я вспомнила о последнем предупреждении Быкова, и мне стало как то не по себе. Тогда я взяла свои старенькие карты и попросила у них прощения. Как-то Ролан Быков попросил меня погадать можно ли ему делать операцию. Я разложила карты и сказала, что нельзя. Он вздохнул: "Да я сам это знаю, но понимаешь врачи говорят, что это последний шанс".

Незадолго до смерти он решил креститься. Говорил, что наконец в полной мере осознал грех лицедейства. Нам удалось договориться, чтобы священник приехал прямо в больницу. Однажды ночью в моем пианино оборвалась басовая струна Мне стало жутко, и я позвонила в больницу. Оказалось, что Ролан Быков только, что умер. В день похорон звенели колокола, и шел дождь. Говорят, что так плачут ангелы.

Опубликовано здесь